27 мая 2014 года донецкие "повстанцы" разграбили и подожгли дворец спорта "Дружба". В ответ Борис Колесников владелец хоккейного клуба "Донбасс" выступил с публичным заявлением. Осудил действия нападавших. И заверил: хоккейная арена в Донецке будет вскоре отремонтирована, чтобы принять зрителей на День шахтера, который в том году выпадал на 31 августа.

В мае 2014-го не только Колесников не понимал, что происходит. Помню, как сам тогда упрекал его за то, что выбрал для открытия дворца спорта не 24 августа День Независимости. И этим подыграл сепаратистам. Все мы тогда были растеряны и не представляли, к чему может привести дальнейшее развитие событий. Теперь уже представляем о возвращении в Донецк официального спорта сейчас не говорят даже самые заядлые оптимисты.

Именно поэтому во время видеообращения президента УЕФА Александра Чеферина, который рассказал, что перенос Евро-2020 на 2021 год поможет успеть до конца июня доиграть национальные чемпионаты и еврокубки, мне все время мерещился Борис Колесников. Так же как успешный когда-то донецкий кондитер, руководитель европейского футбола выдает желаемое за действительное.

Почему он это делает? Потому что страшно. Страшно представить, что большой европейский футбол в виде массового зрелища с оборотом в сотни миллионов евро может остановиться дольше, чем на месяц-два.

На самом деле такой сценарий более чем вероятен. Потому что, чтобы восстановить все так, как было раньше, нужно, чтобы от вируса за два с половиной месяца окончательно излечились не только все без исключения футболисты и тренеры, но и все зрители, которые придут на стадионы. Реально ли это? Ответ очевиден. Неужели этого не понимает Александер Чеферин и возглавляемый им Европейский союз футбольных ассоциаций?

Вернемся к Борису Колесникову. Он вместе с еще несколькими известными лицами не без оснований считал себя шесть лет тому назад одним из полновластных хозяев Донецка. Поверить в то, что город окажется под властью других людей, которых тот же Колесников до сих пор не в состоянии назвать оккупантами, было невозможно. Казалось, что через месяц-другой все закончится и будет так, как раньше. Так же и теперь руководителям европейского футбола кажется, что они до сих пор правят континентом. Единолично определяя, кто с кем и когда имеет право играть в футбол.

Никто в УЕФА не хочет поверить, что их бывшая власть закончилась. Причем надолго. Теперь уже не УЕФА, а каждая страна отдельно будет решать, когда и где позволять играть в футбол, имея где-то там решение международных футбольных институтов.

Хочется ошибиться, и поверить в то, что через месяц, пусть через два, жизнь вообще и футбол как его часть, вернется к тому, что было раньше. Но опыт Колесникова показывает, что так вряд ли случится.

0 14