Есть бригады, которые воюют. А есть "миротворцы", те, что там просто сидят за зарплату. Мы таким не помогаем, говорит 46-летний Юрий Москаленко, волонтер из Белой Церкви на Киевщине.

Все зависит от офицеров. Как-то доставили системы наблюдения, слежения и корректировки на позицию и подразделение начало хорошо воевать. Через некоторое время комбат позвонил и говорит: "Убери это отсюда, ты что, смерти моей хочешь?"

В начале войны волонтеры собирали деньги на одежду и еду, чинили технику, закупали оружие. В 2014-м некоторые фонды имели обороты в миллионы гривен.

В 2016-м это движение разрослось. Присоединились правозащитники, юристы и бывшие военные. Они стали движущей силой армейских реформ. Однако и начался отток, когда немного наладилась ситуация с денежным и материальным обеспечением военных.

- Все сейчас поменялось. Это хорошо, потому что я помню, как тогда мы перли на фронт все, что могли еду, одежду и технику. Сейчас все стало более организованно, говорит 37-летний Тим Златкин, волонтер из Киева.

За пять лет армия обеспечила солдат почти всем необходимым. А волонтеры стали профессиональнее, стали разбираться в технике, ее характеристиках. Везут лишь то, чем не обеспечивает Минобороны.

К сожалению, бюджет Министерства обороны 60 процентов необходимого. Это из-за того, что до сих пор действуют советские нормы и нормативные документы. На нас до сих пор технические вопросы. А все, что действительно нужно, стоит очень дорого, рассказывает волонтер из Киева Роман Доник, 51 год. - Иногда армия буксует, здесь вмешиваемся мы и, например, начинаем обучать пулеметчиков. Потому что постановление с учетом опыта ведения позиционной войны есть, но где-то валяется по кабинетам. На шестом году войны ждет очереди на подпись.

Сегодня фронту нужны беспилотные летательные аппараты, оптика, генераторы.

Кабели не выдают. Это привозим мы, - рассказывает Доник.

Автомобилей не хватает, потому что техника не выдерживает условий войны и ломается.

Средства на армию собирать сейчас дольше, а потребности растут. Что-то нужно срочное, а что-то приходится отложить, говорит Доник. Бывает, копишь на одно, а что-то ломается и ты отдаешь эти деньги. Иногда пересылают незнакомые люди. Был случай, когда у пограничников в Станице Луганской сломалась машина. Мне сбросили деньги из Испании.

Киевлянка 40-летняя Олеся Корягина пятый год плетет маскировочные сетки. Раньше напрямую сотрудничала с Министерством обороны получала от них старые бушлаты и форму бесплатно для изготовления маскировки.

В начале войны нам помогали все. Бесплатно предоставляли помещение. Сейчас масштабной помощи нет, потому что война стала окопной, рассказывает волонтер. Этой власти безразлично, что мы делаем. Они нам не помогают. Но главное, что не мешают. Отношение к волонтерам изменилось после Минских переговоров. Тогда люди начали думать, что война заканчивается, и у меня спрашивали: "А что, еще что-то надо?"

Власть не мешает работать, говорит Доник. Но если публично разоблачишь какую-то махинацию, вроде тех домиков для военных, которые предоставил президент Владимир Зеленский, могут потом не пропускать бойцов.

За пять лет на фронте наладили коммуникацию с командованием подразделений. Иногда помогают друг другу и возят припасы на участки фронта своих "коллег".

Махинации уже почти невозможны, поскольку люди знают друг друга. Вычислить и узнать, честен ли этот человек, можно благодаря соцсетям, - объясняет Тим Златкин. - В прошлом году я прислал средства на датчики движения. А потом люди начали спрашивать об этом. Позвонили комбату из того батальона. Быстро вычислили мужчину, и он вернул датчики и средства, а затем вообще исчез. Это хорошо, потому что раньше не знали куда едешь, к кому.

Собирают деньги на радары для кораблей

Волонтерство сейчас имеет два основных направления. Это поддержка техники и оборудования, переданных ранее, и помощь Вооруженным силам специфическими видами оружия и обучением специалистов.

Сегодня военные волонтеры профессионалы своего дела. Они частично сами прошли окопы и понимают, что нужно на передовой, говорит Виктор Гаврош, волонтер из города Червоноград на Львовщине. Иногда знают новинки вооружения лучше, чем специалисты из Генштаба.

К примеру, волонтерский фонд "Вернись живым" установил радарные комплексы на фрегат "Гетман Сагайдачный", тральщик "Горловка" и корабль "Донбасс". Через курсы организации прошли 350 снайперов, 700 саперов и более 2 тыс. артиллеристов.

0 42